Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня среда 07 декабря 2016 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Общество

Главная | #Общество | Андрей Разбродин: если вы хотите развалить экономику страны, рассказывайте про свободный рынок

Андрей Разбродин: если вы хотите развалить экономику страны, рассказывайте про свободный рынок

Быстрые новости сегодня

Андрей Разбродин: если хотите развалить экономику страны, рассказывайте про рынок

«Входите, товарищ Новосельцев, присаживайтесь… У нашего руководства, то есть, у меня, родилась, как ни странно, мысль. Назначить вас, одного из ведущих работников отечественной статистики (чего там скрывать, ха-ха-ха) начальником отдела легкой промышленности. Ле-е-еегенькой промышленности. Как вы на это смотрите, Анатолий Ефремович? — Отрицательно, Прокофья Людмиловна». Вряд ли в России есть человек, который не узнает этот диалог. «Служебный роман», лидер проката 1978 года, стал не только шедевром отечественного кино, но и рассказал стране о важности статистики, в том числе в легкой промышленности. А что происходит с отраслью сегодня?

Андрей Разбродин: если хотите развалить экономику страны, рассказывайте про рынок

Читая эти строки, взгляните на себя. Во что вы одеты в данный момент? В одежду каких производителей? Я сделала сейчас то же самое и получила 100% зарубежную одежду. Единственное, что оказалось на мне российское — это браслет, сделанный собственноручно моей сестрой, так называемый, hand-made. Конечно, я не показатель всеобщего тренда, но я такой же человек, как вы. Уверена, что у 95% читателей будут аналогичные результаты. Почему мы погрязли в импорте? Так ли плохи наши производители? И что сегодня представляет собой текстильная промышленность?

Сегодня мой гость — человек, который знает о легкой и текстильной промышленности все. Он владелец предприятия по производству подушек, одеял и прочих домашних радостей. Он возглавляет ряд комитетов в РСПП и ТПП, где отстаивает интересы отрасли. Итак, о судьбе легкой промышленности, о системе управления в России, о том, почему поручения президента не выполняются, а также о том, как жить в нашей стране поговорили с Андреем Разбродиным, президентом Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, предпринимателем.

«СП»: — Я общаюсь со многими руководителями союзов и ассоциаций, некоторые из них делают акцент на том, что у них нет бизнеса в отрасли, что они «чисты».

— И это очень плохо. Я занимаюсь лоббированием интересов отрасли, и для этого я должен очень хорошо знать и понимать, чем живет моя отрасль. То, что мы предлагаем для правительства, мы предлагаем, исходя из собственного богатого опыта. Нашей фирме в этом году исполняется 25 лет. Она входит в пятерку крупнейших в отрасли.

Андрей Разбродин: если хотите развалить экономику страны, рассказывайте про рынокФото: автора

«СП»: — Производство полностью в России?

— Да. У нас компания полного цикла. Присутствует и переработка, например, мы работаем с разного вида наполнителями. Производим подушки, одеяла, другие постельные принадлежности. Лишь ткани мы закупаем, потому что на сегодняшний день в нужном виде и в нужном количестве тканей в России нет. Например, Шуйские ситцы исторически производят ткани, но в тех количествах, которые сами и перерабатывают.

«СП»: — Путин назвал вашу отрасль приоритетной, выделив среди четырех. Чувствуете ли поддержку государства? Есть ли она?

— Нет. На сегодняшний день мы ее не только не чувствуем, но даже в отрасли возникает глухое раздражение. Назревает вопрос: а зачем надо было ее называть приоритетной, если программа, которую мы разрабатывали совместно с Минпромторгом, до сих пор не принята?! Причем в этой программе мы ничего не придумывали такого, чтобы это не соотносилось с сегодняшними возможностями государства. Мы исходили из того, что можно сделать в сегодняшних экономических условиях. При этом у нас есть нормальная совместная работа с нашим профильным министерством, там есть диалог, но, к сожалению, даже их возможности по отстаиванию интересов отрасли сегодня минимальны.

Мы не имеем программы, так еще у нас на этот год средства срезаны относительно предыдущих лет. В то же время автомобилестроение получает дополнительную господдержку.

«СП»: — Почему поручения президента не исполняются?

— Потому что система такая. Мы сейчас проводим перерегистрацию нашей организации в саморегулируемую, что позволит нам юридически взаимодействовать с министерством и с правительством.

«СП»: — Думаете, что после этого что-то изменится?

— Я не думаю, что сильно изменится. Но поскольку в законе это прописано, то мы сможем задать вопрос, как говорил Жванецкий, — «а почему собственно»… Сегодня нам формально говорят, что «вы недостаточно организованы, что непонятно, с кем вести диалог». Ищут причину. Поэтому мы ее формально устраняем.

Если нет сильного министерства и планового ведомства, то кто-то должен строить балансы отрасли, вести планирование. У нас никогда не появится собственное сырье, если мы не будем понимать, каковы объемы его потребления. Для такой работы нужен серьезнейший аппарат. На уровне Союза, в принципе, это можно делать.

В развитых странах работа Союза финансируется со стороны государства, от 15 до 30%. Это позволяет государству иметь рычаги взаимодействия. Таких отношений сейчас у нас нет и их надо выстраивать.

«СП»: — В рыночной экономике это можно сделать?

— Как таковой рыночной экономики не существует. Это бред чикагских мальчиков. Если вы хотите развалить экономику страны, рассказывайте про рынок — экономика будет развалена.

В мире нет не только стабильности, но и свободной конкуренции. А что такое санкции сегодня?! Против Китая упустили и пытаются не дать сегодня развития другим. Если Соединенные Штаты производят на рубль, а потребляют на 1,50 рубля, если их государственный долг уже превысил годовой ВВП, то за их красивую жизнь кто-то должен заплатить. Яркий пример — ВТО. О каком равенстве в этой организации может идти речь, когда у нас одни ставки, а у того, кто все это начал — совсем другие? Вот Китай на некоторые виды продукции имеет ввозную пошлину до 30%, а в России это запрещено.

Китай дотирует экспорт, у него масса программ по внутреннему кредитованию по специальным процентам. Сейчас по этому же пути идет Южная Европа. Например, в Испании переводят стрелки на местную власть, на муниципалитеты. Смысл таков. Государство не может поддерживать отрасли в ВТО, а муниципалитет может. Поэтому политика любого государства должна быть нацелена на интересы своего народа.

«СП»: — Какие системные меры жизненно необходимы для развития легкой промышленности?

— Импортозамещение (хотя я не люблю этот термин) и курсовые колебания сдвинули спрос в сторону отечественной продукции. Но при этом правительство не дало возможность производителю обеспечить этот спрос. Объясню: мы производили 100 штук, а покупалось 300 штук такой же продукции на рынке. Сегодня рынок и потребительский спрос сократились. И теперь покупается 200 штук, из которых мы все равно производим лишь 100. В данной ситуации нашей отрасли нужны оборотные средства, кредиты, чтобы закупать сырье, потому что производство — это такая система, при которой, если хорошо вложил, то и хорошо получил. Сегодня оборотные средства не только дороги, но их еще проблема получить. Поэтому мы в программе предлагаем, чтобы для нашей отрасли был создан уполномоченный банк. По примеру Россельхозбанка для аграриев. Я не отрицаю, что государственные инвестиционные деньги в том или ином виде сегодня на рынке есть, например, в Фонде развития промышленности. С другой стороны, любой процесс, который запускает правительство, должен стать необратимым, понятным и поступательным. Вот этого пока нет. Если ты начинаешь работать с государственной поддержкой, то, как минимум, сразу добавляй одну штатную единицу в виде бухгалтера. Но получишь или не получишь помощь — это еще под вопросом, а затраты у тебя уже начались.

Во-вторых, надо внимательно посмотреть на экономику отрасли. На данном этапе ее надо разгрузить от расходов. Нам все говорят о конкурентоспособности, но если все проблемы, которые возникают, складываются только в твой карман, то ты перестаешь быть конкурентным априори! Приведу простой пример нашего Подмосковья, где дороги не строятся. Что это означает для нашей отрасли? А то, что три года назад, чтобы доставить продукцию, тебе требовалось 10 часов, а сейчас — 20 часов. А это — прямое удорожание продукции, когда расходы на подушку сразу дорожают вдвое. То же самое с ценами на ресурсы, на бензин, на электроэнергию и так далее.

Андрей Разбродин: если хотите развалить экономику страны, рассказывайте про рынок

Мы провели анализ себестоимости продукции для отрасли и «бегаем» с ним сейчас по кабинетам, рассказываем. Во-первых, наша отрасль с точки зрения оплаты труда находится в самом низу, и это напрямую связано с тем, как складывается себестоимость в отрасли. Текстильная отрасль — одна из самых ресурсоемких и мало поддающаяся автоматизации. У нас есть подотрасли, где доля ручного труда очень высока. Это вся швейка, вся более качественная швейка, обувь. В 2011 году, когда мы переходили с ЕСН (единого социального налога) на страховые взносы, мы предлагали сделать этот переход постепенным в течение 10 лет. Нас не услышали, в результате налоговая нагрузка на зарплаты увеличилась. Уточню: налог на заработную плату состоит из двух частей — из НДФЛ в 13% и из налога на фонд заработной платы. Эти два налога между собой коррелируются. В результате такой системы началась оптимизация, увольнения, «замораживание» и переход части зарплат в «серые» схемы. Действующая налоговая система не стимулирует выплату высоких заработных плат квалифицированным специалистам. Кстати, суммарная цифра налогов с 2011 по 2016 год так и не выросла. Вот чего чиновники добились такой налоговой политикой! Наше правительство постоянно говорит об инновационной экономике, а система налогообложения заработной платы построена таким образом, что выгоднее нанять землекопов, чем высококвалифицированного специалиста.

В-третьих, необходимо кардинально упростить систему отчетности. Сегодня система налогового учета автоматизирована, поэтому инспекция видит все в реальном режиме и, по большому счету, ей незачем приходить с проверкой. Если только не выполнять сверхзадачу под названием «что-нибудь да найдем» (улыбается). Мы из тех отраслей, которые находятся на переднем, очень чувствительном, плане конкуренции, поэтому и ценовая борьба происходит совершенно на другом уровне. Мы всегда боремся даже за минимальную маржу, особенно если говорим про ритейл. Например, я понимаю, что у меня в компании оптимально нужны три бухгалтера-экономиста, а у нас их шесть или восемь. И деваться некуда, потому что мы должны сдавать отчетность.

Также должна быть выстроена система взаимодействия между отраслевыми союзами, ассоциациями и правительственными структурами, в частности с Минпромторгом. Сегодня, я еще раз подчеркну, у нас качественное отношения с Минпромторгом, но они носят товарищеский характер, а должны быть взаимно обязательными, когда прописаны права и обязанности. Не дай Бог завтра кадры там сменятся, и мы вернемся к начальной точке отсчета.

«СП»: — Межотраслевые балансы: как развивать? С какими отраслями пересекается легкая промышленность? Назовите основные отрасли для перспективного постоянного сотрудничества.

— Сегодня наша отрасль — это не трусы и носки. Доля продукции, известной обывателю, составляет около 50%, хотя несколько лет назад было — 70%. Раньше мы понимали текстильную отрасль как производство одежды, постельных принадлежностей, обоев, всего того, что связано с тканями. Сегодня это технические ткани, различные виды нетканой продукции, которые используются, в том числе, и в сельском хозяйстве, в медицине, при строительстве дорог и т. п. Например, бактерицидные материалы, материалы со специальной пропиткой, которые насыщают почву полезными веществами. Сегодня на наноуровне делают волокна со специальными свойствами. Композитные материалы имеют в своей основе текстиль, который пропитывается специальной химией. В медицине определенные вещи делаются текстильным образом, в том числе некоторые части протезов. Геотекстиль используют при строительстве современных дорог. Современная железнодорожная шпала имеет внутри арматуру, произведенную текстильным образом. Такая арматура вьется на специальных машинах, это высокие технологии, которые сегодня делают в Германии, в Японии и других странах. Современные утеплители — это тоже наша отрасль. Текстиль присутствует сегодня везде.

«СП»: — В вашей ассоциации есть такие предприятия?

— Да, есть. Наши текстильные предприятия не отсталые, очень многие супероснащенные. В начале 2000-х годов мы за западные кредитные деньги вовремя провели модернизацию на предприятии. Сегодня мы имеем одно из лучших в Европе производств, и таких компаний в России много. Теперь требуется регулирование и поддержка.

«СП»: — А возможно это регулирование организовать?

— Возможно. Весь мир живет за счет этого, а мы не можем, что ли? Вопрос заключается в том, чтобы быстро реагировать. Простой показательный пример, у нас процедура повышения или понижения ввозных пошлин «глобальная» по времени и по затратам. Коллеги из Федеральной таможенной службы нас поддерживают в этих вопросах, но решения принимают не они. В Министерстве экономики это тоже очень сложный процесс. Хотя и там есть очень хорошие и понимающие люди, но сама система, на мой взгляд, построена не как система развития производства. Пока она носит поддерживающий характер.

«СП»: — Льняная промышленность плохо развита в России. В соседней Беларуси дело обстоит намного лучше: льноволокно экспортируется, развито собственное производство, продаются шикарные текстильные изделия. Я сама очень люблю лен, знаю про его уникальные свойства и готова приобретать российский домашний текстиль, но в основном покупаю белорусские изделия. Они качественные и ассортимент достаточно широкий. А почему все так плохо в России?

— Ваша любовь ко льну — это вопрос предпочтения. Основная масса сегодня закупает химические волокна, даже не хлопок! Таково массовое потребление.

«СП»: — Я среднестатистический человек, работающая мама, и могу себе и своему ребенку позволить лен и в одежде, и в текстиле.

— Ксения, с точки зрения мирового потребления остальные вашу любовь не разделяют.

«СП»: — Вы наверно не любитель льна? У вас есть одежда изо льна?

— Я очень хорошо отношусь ко льну. Как вы думаете, из чего сделан частично пиджак, который сейчас на мне? В нем половина льна, половина шелка.

С точки зрения конечного производства потребление льна в России не высоко. До революции Россия делала грубый лен и поставляла в другие страны в больших количествах морские канаты, веревки, сети и иное. У льна есть много уникальных свойств. Одно из которых — он не гниет в воде. Но уже много лет лен ушел из использования как техническая культура. Правда, сейчас частично его начинают возвращать. У членов нашего Союза появилась идея использовать лен в качестве экологического утеплителя. Для этого нужен коротковолокнистый лен, который и произрастает в России. Это наши «кулибины» придумали. Поймите, я не против льна, но любую вещь надо делать правильно.

«СП»: — То есть длинноволокнистый лен пусть Беларусь выращивает?

— Да, а мы свою часть тоже будем выращивать. Ну как сегодня об этом разговаривать с правительством?! У нас даже баланса потребления нет. И идет пустая риторика о кооперации. С той же самой Беларусью мы до сих пор не кооперируемся. Беларусь получила исторически от Советского Союза текстильный кусок. Хвала Батьке, что бы там про него не говорили, что они это сохранили и даже развивают. Иногда нам невыгодно строить свое, нам выгоднее кооперироваться с той же Беларусью.

«СП»: — Как жить в России?

— Сегодня просто нигде не живется. Я много времени провожу в Европе, люблю там бывать и могу сказать, что жить там отнюдь не проще, чем в России. Знаю много примеров, когда люди из Европы приезжают работать к нам, и работают с большим удовольствием. Им нравится и ритм жизни, и драйв, они отмечают, что у нас интересов больше и культурная жизнь совершенно на другом уровне. Я сейчас говорю не только о Москве.

Поэтому везде подойдет один и тот же рецепт от Конфуция: надо делать, что надо, и будь, что будет. Главное, надо заниматься тем или иным делом так, чтобы получать от этого процесса удовлетворение. Важно, чтобы тебя правильные люди окружали.

«СП»: — У вас все получается, что вы делаете?

— Нет, конечно, и это обидно. Жизнь коротка, она только в начале пути кажется очень длинной, а с годами начинаешь понимать, что это совсем не так, что надо поторапливаться. И тратить время на пустяки не хочется, конечно.

Источник

Автор: Виктор Соколов

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология