Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня среда 13 декабря 2017 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Планета

Главная | #Планета | Битва на стороне Христа

Битва на стороне Христа

Быстрые новости сегодня

Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. 

Всякое Царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. 

Мф. 12, 30, 25 

По случаю празднования 72-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне о духовных аспектах ратного пути России мы побеседовали с бывшим директором Российского института стратегических исследований, генерал-лейтенантом Службы внешней разведки в отставке, кандидатом исторических наук Леонидом Петровичем Решетниковым. 

– Леонид Петрович, первый вопрос о войнах вообще – что это такое, почему они происходят? И есть ли какие-то особенности у русских войн? 

– Для сознания обычного человека война – это прежде всего страх, горе, беда, зло. И такое отношение понятно. Но, конечно, война не исчерпывается этими трагичными реалиями, и собственно они не могут быть ее причинами. Война – это одно из проявлений духовной жизни человека, общества, народа. Ее могут спровоцировать как глубокое духовное падение, так и высокий духовный подъем. Разумеется, не сам подъем приводит к конфликтам, но без него не бывает великих подвигов, жертв и побед. И это хорошо видно как раз на примере нашей истории. 

Вот, в нынешнем году празднуется 140-летие начала русско-турецкой войны 1877–1878 годов за освобождение Болгарии от османского ига. В результате этой кампании и другие балканские страны – Греция, Сербия – получили полную или большую свободу. Для данной войны как раз и был характерен огромный духовный подъем всего нашего общества. Россия вступила в нее не ради какой-либо выгоды, не с целью завоеваний, а потому, что братьям-славянам, притесняемым турками за Православное исповедание, требовалась помощь. Многие наши воины даже толком не знали, где находится Болгария, но то обстоятельство, что там угнетают единоверных братьев, побуждало их к бою. Эта война сопровождалась множеством героических подвигов и благородных жертв. К сожалению, сейчас о ней вспоминают мало. И так происходит, на мой взгляд, потому, что она имела ярко выраженный религиозный характер – была отмечена небывалым подъемом веры… 

 

Л.П. Решетников 

Итак, если заглянуть в глубины истории, то можно увидеть, что все войны с участием России имели духовную основу. Даже Первая Мировая, которую в годы советской власти называли «империалистической», фактически до 1917 года характеризовалась сильнейшим патриотическим и духовным подъемом. Все понимали, что мы, став жертвой агрессора, в то же время вступились за маленький героический братский православный народ – сербов. Что своим подвигом мы по сути спасли этот народ и его армию от уничтожения. Известно же, что Государь Николай II выдвинул западным союзникам ультиматум – если вы не убережете армию Сербии, не перевезете ее на Корфу, то я выйду из войны и заключу мир с Германией. И союзники вынуждены были принять это условие. Не говоря уже о том, что Государь внес еще и личные средства для обезпечения эвакуации. 

В еще большей степени духовным воодушевлением сопровождалась Отечественная война 1812 года с Наполеоном. Нашим народом она воспринималась как дело освобождения не только себя, но и других от гнета не просто диктатора, а человека, служившего диавольским силам. Русские люди справедливо увидели в лице Наполеона предтечу антихриста. Соответственно, в данном случае речь также идет о религиозном конфликте. Показательно, например, что вход наших войск в Париж не сопровождался грабежами или какими-либо безчинствами – солдаты понимали, что выполняют духовную миссию. 

Между тем, повторюсь, есть и другая сторона военных действий как проявления духовной жизни народов. Т.е. когда война становится результатом духовного падения и попущением Божиим, возмездием за человеческие грехи. Так, ту же войну 1812 года, несмотря на сказанное выше, нужно рассматривать именно в этом ключе. Она стала нам наказанием за то, что интеллигенция забыла об интересах Отечества и народа, об истинах святой веры. Высшие слои массово увлекались масонством, оккультизмом, спиритизмом. И многие Святые Отцы того времени отмечали небывалое развитие деструктивных процессов в обществе. Однако за падением последовал подъем – как раз потому, что произошло духовное переосмысление и в итоге был сделан правильный выбор. 

 – Здесь мы, наверное, подошли к теме Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Трудно не согласиться с Вашей мыслью, что беззакония людей караются попущением Божиим. Но это горькое лекарство помогает народу вновь обрести себя через веру и духовно воспрянуть. Однако возникает вопрос: как же этот механизм все-таки сработал в ВОВ, когда с врагом боролась Россия коммунистическая, идеология которой была противна Православию? 

– Великая Отечественная война – это настолько сложное событие нашей истории, что до сих пор с ним не могут разобраться ни историки, ни философы, ни политики. Вы сами прекрасно знаете о спорах и разногласиях, об искажении исторической правды и попытках внедрения ложных представлений в сознание масс… Однако эта война столь же очевидно соответствует нашей формуле, хотя и имеет свои уникальные особенности. Несколько лет назад Святейший Патриарх Кирилл во всеуслышание произнес то, о чем мы говорим, рассказал о том подходе, которым мы должны руководствоваться в нашем отношении к этим событиям. Он заявил, что Великую Отечественную войну нужно рассматривать с двух точек зрения. С одной стороны, да, это духовный подвиг, а с другой стороны – это возмездие за все то, что мы сотворили и допустили прежде – за революцию, расправу над своим Государем и последующее уничтожение русского народа, крестьянства, казачества, священнослужителей и других сословий. 

Памятник русским освободителям и болгарским ополченцам русско-турецкой войны 1877–1878 годов в Болгарии (г. Ямбол) 

Ибо что в первую очередь отмечают историки? Что никогда ранее у России не было столь чудовищной и разрушительной войны, с таким огромным количеством жертв, причем среди мирного населения. Т.е. можно представить ту духовную пропасть, ту глубину падения страны и народа, которой соответствовали столь масштабные потери! Проще говоря, получается, что так низко мы еще никогда не опускались и, соответственно, так трагично за это еще никогда не расплачивались. Если взять, например, Первую Мировую войну, – то общие потери там составляли около 1 миллиона 300 тысяч человек, а потери среди мирного населения не превышали 2–3% от этого числа. Значит, Первая Мировая почти не затронула население, гражданских лиц. Были некоторые жертвы во фронтовой полосе, но не было оккупации. Враг не занял территорию России, если не считать Царства Польского. Более того – наши войска стояли в Галиции, в Турции и т.д. Не было таких явлений, как блокада Ленинграда… Здесь же – в ВОВ – как будто страшная коса прошла над всем народом… Можно даже такую параллель провести: граждане Петрограда три дня не могли потерпеть отсутствие черного хлеба, подняв восстание в феврале 1917­-го, – и получили три голодных блокадных года! Само начало Великой Отечественной войны наводит на мысль о каре – не просто внезапное, а катастрофическое, с огромными людскими и территориальными потерями, и этот процесс накрыл Россию лавиной, прошел катком. Создавалось впечатление, что это конец, потому что все рушилось и рассыпалось на глазах … 

 – А почему же так получилось? Наказание Божие – это понятно. Но с нашей стороны – выходит, чтобы принять его правильно, сквозь призму веры, потребовались такие страшные жертвы? 

– Да, здесь нужно сказать о существовавших на тот момент внутри России, в ее армии и народе противоречиях. Есть замечательная книга А.А. Музафарова и П.В. Мультатули «Великая Отечественная война. Победа духа и традиции», где как раз рассматривается вопрос, почему эта война для нас так тяжело и трагично началась и так победоносно в итоге завершилась. Дело в том, что ВОВ стала священной не только и не столько потому, что она была самой кровавой и разрушительной войной, какую когда­либо вела наша Родина, но и потому, что в ходе нее воскресла та священная идея, которой Россия жила веками. Но чтобы это произошло, необходимо было преодолеть определенный путь. 

 

Фрагмент памятника русским воинам Первой Мировой в Сербии (г. Белград) 

Ибо что представляла собой Красная армия на момент начала войны? Это были молодые люди 19–21 года, призванные на трехлетнюю службу. Условно их можно разделить на три категории. Первая – это солдаты, которые шли воевать осознанно, из патриотических побуждений. Да, они сражались героически и сыграли главную роль в Бресте, под Смоленском, под Москвой. Но существовала и другая, достаточная внушительная часть людей, которые не принимали безбожную советскую власть и относились враждебно к красной идеологии. Они попали в армию по призыву, но у них или дедушку, или бабушку, папу, маму, дядю, тетю репрессировали. А ведь репрессии проводились разного рода, у нас пишут только о 800 тысячах смертных приговоров, но помимо этого еще отправляли в лагеря на огромные сроки, выселяли, лишали избирательных прав, возможности поступить в вуз… Степень и широта гонений поражают! И конечно, такие ребята не желали защищать советский режим. Это мы сейчас точно знаем, что представляли собой Гитлер, нацистская Германия, фашистская идеология, а эти пострадавшие зачастую думали, что просто «немец идет свергать красную власть». И самая большая, третья категория, каждому из нас хорошо известная и вечная во все времена, – это люди, определяемые выражением «ни рыба, ни мясо», не имеющие собственных убеждений, идущие за тем, кто поведет, некое «болото». 

И вот, когда началась война, все эти противоречия сыграли поначалу для Красной армии роковую роль. Группы идейно убежденных бойцов воевали самоотверженно. Если с ними рядом оказывались представители «болота», они присоединялись к этим пассионариям, кричавшим «за Родину!», «за Сталина!», и гибли вместе с ними. В другом случае верх брали люди из категории пострадавших от режима, не желавшие биться за него, и тогда «болото» шло за ними. В силу таких разногласий внутри самого народа, не говоря уже о политике вождей, Красная армия фактически за полгода была уничтожена. Герои­-патриоты, говоря современным языком, фанаты, погибли. Они пошли первыми, стояли до конца – и честь им и хвала! Какой бы ложной ни была идея коммунизма, они все равно защищали Родину, пусть и социалистическую, но Отчизну. Многие из второй категории оказались в плену – по собственной, а чаще по чужой воле… 

И, казалось бы, с чего тут начаться духовному возрождению? Все, конец! Но Господь не дал нам исчезнуть с лица земли. Каким образом? Пошли в бой другие поколения! Пошел другой призыв, в котором были люди вплоть до 1896–97 годов рождения! Они выросли в других семьях, получили другое воспитание. Вспомните, что показала перепись населения 1936 года в Советском Союзе – больше половины граждан, несмотря на страх и репрессии, отметили, что они православные. И вот, теперь в бой устремились эти люди с нательными крестиками… Мне ребята­поисковики рассказывают, что буквально ведрами собирают кресты на полях сражений… Это были воины из Сибири, с Алтая, из русского Казахстана, оттуда, где репрессии не имели такого размаха, как в основной части России. И это они уже решали ход битв, за ними уже тянулась молодежь. Шли даже участники Первой мировой войны, многие из которых имели Георгиевские кресты или другие царские награды. И вот это поколение изменило духовный настрой России! Все чаще стали понимать и говорить, что сражаются за Родину, за Русь, за русский народ. 

И это не мои личные фантазии – я передаю то, что слышал от своего отца. Он прошел всю войну – с июля, через десять дней после ее начала, он вступил в бой и воевал до 9 мая 1945 года. Так вот, показательно, что к концу 1942 года, по его воспоминаниям, политработники уже не играли прежней активной роли, они говорили уже по­-другому, помягче. Уже человека, перекрестившегося перед атакой, не вызывали на допросы, не приходили в недоумение, мол, что ты делаешь. Т. е. атмосфера стала меняться – и именно потому, что эти «новые старые» люди пришли. Это почувствовал и т.н. вождь. Он уже и перед войной понимал необходимость перемен – когда распорядился создавать патриотические фильмы по русской истории. Политика ли это была, борьба за выживание – неважно, но он оказался вынужденным считаться с новыми реалиями. В 1943­-м он вернул погоны, за которые большевики раньше просто убивали. Были возвращены прежние воинские звания, вызывавшие до этого дикую ярость – генералы, полковники; появилась дореволюционная форма. Стали понемногу открываться закрытые и запрещенные прежде храмы… Этот перелом в сознании произошел, наверное, после победы под Москвой, в течение 42­-го года, когда люди вдруг начинали понимать, что они бьются не за режим, а за свой народ, за Россию. 

– А что Вы можете сказать о внешнеполитической ситуации перед войной? Ведь были разговоры о мире с Германией, вплоть до подписания документов. Почему же произошел такой поворот событий? Какие силы на самом деле за этим стояли? 

– Многое свидетельствует, что после 17­-го года, где­-то с начала 20­-х, заинтересованные силы Запада стали готовить Россию к войне с Германией. С чего вдруг западные страны так быстро признали советскую власть, фактически отказавшись от борьбы с ней? Почему США с конца 20­-х годов начали вкладывать огромные средства в нас, помогать нам? Без них мы бы не провели ни индустриализацию, ни перевооружение армии. Но подобным образом они помогали и Германии. Зачем же они это делали? Ответ один: они готовили нас к новой войне! 

 

Первая Мировая война решила их первоочередную задачу – уничтожение православной цивилизации – Российской Империи. И параллельно – подрыв силы Германии на континенте. Но для достижения основной цели США и закулисных сил потребовалась Вторая мировая. План их состоял в том, чтобы в результате столкновения и ослабления двух сильнейших держав добиться господства над миром. Вот зачем они нам так помогали в 30-е годы в индустриализации страны и укреплении нашей обороноспособности! Вот почему «заботливые» американцы поддерживали нас и во время войны ленд-лизом, т.е. поставкой нам авиации, грузовых машин и средств связи… И сегодня мы уже можем видеть результаты их работы – Германия до сих пор полностью зависит от США, Англия потеряла какую-либо лидирующую роль, которую она имела в прошлом, Франции как независимого государства просто не стало, а Советский Союз – победитель войны – в политическом и экономическом плане был отброшен на вторые позиции. И именно эти силы, а не Сталин, опустили после войны т.н. железный занавес, посчитав, что дело сделано и они в нас больше не нуждаются. Т.е. кто оказался хозяином мира? США! Как говорил мне один знаменитый американский политолог: «Мы выполняем нашу миссию. У нас есть божественная миссия – руководить миром». 

Поэтому, возвращаясь к Вашему вопросу, можно констатировать, что после 17-го года мы попали в систему координат мировой закулисы. Да, мы победили, но – положив 27 млн человек, а не триста тысяч солдат, как американцы, которые фактически добились нашими руками мирового господства. И, к сожалению, по сей день эта расстановка сил в общем-то неизменна. Конечно, в свое время советское руководство пыталось сопротивляться, создавало некую коммунистическую альтернативу – социалистическую Анголу, социалистическую Эфиопию, социалистическую Восточную Европу, которая, однако, оказалась нежизнеспособной. Да, альтернатива, основанная на коммунистической идеологии, не смогла противостоять этим лукавым антихристианским силам. 

– Но все-таки в последнее время какие-то изменения происходят в мире? 

– Да, как я вижу, с 2007 года мы опять встали США поперек дороги. Посмотрите, последнее 10-летие их тактика – это создание хаоса. Им выгодна нестабильность в Ираке, Афганистане, Ливии, Египте и некоторых европейских странах, где в настоящее время наблюдается хаотичное брожение народов. США не озабочены никаким порядком. Они вдалеке от всех, на огромном острове, и им выгодно существование подобных проблемных очагов. Они хотели бы видеть в таком положении и Россию. Но сегодня мы уже противостоим им по многим позициям! 

Понимаете, если США прекратят свою агрессивную политику, они действительно могут распасться, как говорил мне Том Грэм (бывший советник президента США Джорджа Буша по России в Совете Национальной безопасности США, – примеч. ред.). Лидерство Америки заключено в их национальной идее: «Америка правит миром», «Америка превыше всего», «У нас – миссия», «Мы отвечаем за все народы мира…» Они же пришли на американский континент с идеей «нового Израиля», новой руководящей силы, нового света, и это продолжается несколько веков. Как только они оставят свою идею, они обречены. Поэтому угроза Мировой войны сейчас выше, чем раньше. Острее их ощущение, что если они не начнут кусать и рвать, то просто погибнут. Если говорить грубо и образно, им нужна кровь, и это становится реалией современного мира. Но именно поэтому нам нельзя повторять ошибок прошлого. Необходимо помнить, что любое противостояние России происходит не столько в политической, материальной, сколько в духовной плоскости. И чтобы победить, нам надо прежде всего четко знать, с кем и ради чего мы вступаем в бой. 

– Как же это осуществить, если действительно уже завтра война? 

– Нестабильный период начала 90-х годов закончился, но Россия десятилетиями прозябает в каком-то подвешенном состоянии. Все наши проблемы – в тех самых сохранившихся противоречиях. Мы пытаемся объединить ценности антинародного, антирусского режима с ценностями духовными, совершенно противоположными, с которыми этот режим воевал на уничтожение. Отсюда и все перекосы нашего времени – растет количество людей, создающих вышеуказанную категорию «болота», равнодушных к судьбе России… Поэтому необходимо поставить во главу угла нашу собственную русскую православную идею – духовное первично, материальное вторично. Понять, что у нас только один путь к победе – на стороне Христа. Нам не нужно сочинять ничего нового, это та же самая наша национальная идея, которая всегда нас сопровождала, по-разному формулируясь Святыми Отцами, богословами, политиками, деятелями культуры и искусства в более развернутых высказываниях. Православие, Самодержавие, Народность – другого пути нет! Это не искусственная формула – это тысячу лет мы так развивались. Враги Православия прервали это развитие на целый век, но надо возвращаться! Потихоньку! Сначала – Православие. Потом – народность. А потом, может быть, если заслужим перед Богом, то и самодержавие, т.е. монарх. Но начинать нужно с веры…

Источник

Источник

Автор: quicknews

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология

Версия для компьютера | Переключить на мобильную версию