Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня пятница 17 ноября 2017 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Планета

Главная | #Планета | Евразийский гамбит

Евразийский гамбит

Быстрые новости сегодня

Анализ военно-политической ситуации с генералом Леонидом Петровичем Решетниковым.

Юрий КОТЕНОК: Здравствуйте! Сегодня мы открываем программу «Русский военкор». В студии я, Юрий Котенок, главный редактор портала «Сегодня.ру» и Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант СВР России в отставке, глава Совета общества «Двуглавый орёл».

…Герой войны 1812 года генерал от кавалерии Яков Петрович Кульнев говорил: «Люблю Россию. Она, матушка, хороша ещё и тем, что в каком-нибудь углу её да дерутся». Сегодня дерутся везде, во всём мире и дерутся без правил. Главное – это право сильного. Россия спасла Сирию, громит ИГИЛ (запрещено в России). Есть мнение, Леонид Петрович, что это, прежде всего, бьёт по интересам США в регионе. Согласны ли вы с этим утверждением, и какие козни от партнёров нам ждать?

Леонид РЕШЕТНИКОВ: Война в Сирии организована глобалистскими силами, использующими США, как инструмент. Замысливалась эта война по двум причинам. Первая – усилить процессы хаотизации Ближнего Востока. Все удары направлены на создание полусамостоятельных, полузависимых государств. Так легче управлять миром, считают глобалисты. А Сирия всё-таки сохраняла независимую политику. И мы вмешались не столько по причине спасения Сирии, но пытаясь остановить хаотизацию, не просто спасти Сирию, что само собой, но и отстоять интересы России в районах, которые представляют огромный интерес в экономическом, политическом и военно-стратегическом смысле.

Леонид Петрович Решетников.

Родился 6 февраля 1947 года в Потсдаме (ГДР) в семье военнослужащего. в 1970 году закончил исторический факультет Харьковского государственного университета. Кандидат исторических наук, автор книг Русский Лемнос», «Вернуться в Россию».

С апреля 1976 г. по апрель 2009 г. — во внешней разведке. Последняя должность — начальник информационно-аналитического Управления СВР России, член коллегии СВР, генерал-лейтенант. С 29 апреля 2009 г. по 4 января 2017 г. — директор ФГНБУ «Российский институт стратегических мсследований (РИСИ)».

С 9 января с.г. — председатель Совета телеканала «Царьград».

Хаотизация развивается по восходящей линии в Европе, на Ближнем Востоке. Смотрите, одна страна за другой пали. Ирак — какое сейчас государство? Идёт раскол. Появился Курдистан. В Турции — попытка переворота. Я уже не говорю о Ливии и целом ряде стран американского континента. Европу колобродит. Англичане похитрее, они бегут с корабля ЕС. Испания под ударом. Восточная Европа страдает очень сильно. В своё время Югославию разрушили. 

Ю.К.: Мы пока стоим, Леонид Петрович?

Л.Р: Пока стоим и противостоим этому процессу. Дошло уже до откровенного и наглого вмешательства со стороны США. ИГИЛ — создание спецслужб США — проиграло. Нас пытаются остановить. Как говорится, в бессильной злобе нанести как можно больше ударов.

Ю.К.: Ощущение, что ИГИЛ — своеобразная частная военная компания, проект, который, как минимум, координируется извне. Он управляем и чрезвычайно зависим от поставок, от внешних игроков. 

В плен к ИГИЛ попали два бойца одной из наших ЧВК. Пришла информация, что их казнили. Кто поощряет весь этот сатанизм?

Л.Р.: Американцы — большие специалисты по созданию таких организаций. Их создавало и создает, прежде всего, ЦРУ. И здесь оно стояло у истоков. Пусть нас не смущает то, что иногда эти организации (ИГ) наносят удары по самим американцам. Это условия игры, допустимые потери со стороны американцев. Они готовы на это. Главное, чтобы такие организации играли свою роль, выполняли основную задачу. Для «сохранения лица», как «независимой борющейся армии», они вынуждены бить и кусать своих создателей. Но это не значит, что в стратегическом и даже в тактическом смысле, ИГИЛ воюет с США. Исключено. Эта своеобразный спецназ ЦРУ и других спецслужб. Это их орудие, как в своё время «Талибан» и «Аль-Каида». Потихоньку эти организации могут выходить из-под контроля, саморазвиваются и получают самостоятельность. 

Как человек, который больше трёх десятилетий отслужил в Службе внешней разведки, говорю — у нас не должно быть сомнений, что за такими организациями стоят их создатели. Когда туда попадают в плен, в принципе американцы могут спасти любого человека. Это не неразрешимая задача. Но они сознательно закрывают глаза на то, что попали в плен русские, которые воюют с ИГИЛ, с терроризмом. Поэтому наши люди, которые оказываются там на линии фронта, рискуют не просто быть убитым, но зверски убитым. Игиловцы отличаются этими зверствами. Ещё раз подчеркну: это не звериный антиамериканизм, за этим — серьёзная и многолетняя работа американских спецслужб. Их любимое занятие — создание различных организаций, от подставных до почти настоящих. Даже разрешают врезать по своим. 

Ю.К.: Такой дружеский огонь.

Л.Р.: Да. Это неизбежные потери при этой гениальной, как они считают, операции.

Ю.К.: Читатель Валерий спрашивает: «Почему Россия защищает Сирию, но не русских на Донбассе?»

Л.Р.: Как не защищаем? Разве могли бы удержаться на этой линии, если бы не Россия? Десятки тысяч добровольцев — люди пошли бороться за Русский мир, против врага Русского мира. 

А за т.н. украинцами стоят те же рожи, что и за террористами в Сирии. Это одна война. В наиболее кризисных точках всё проявляется в виде открытой вооружённой борьбы. В Сирии более открыто, на Донбассе — в чуть закамуфлированной форме. С точки зрения Киева, это борьба с сепаратистами, а с нашей — борьба русского народа за сохранение независимости и права на существование Русского мира. 

Нам невозможно открыть полномасштабный фронт защиты, учитывая всю ситуацию, которая складывается вокруг России. То, что читатель, наверное, подразумевает: открытые боевые действия, нанесение удара по т.н. украинскому государству, чреваты широкомасштабной войной и не только с киевским режимом. Но в то же время мы не сдаём эту часть Русского мира, продолжаем дышать, оказывать поддержку.

Ю.К.: Шутка в интернете: украинские физики установили, что Украина появилась в результате большого взрыва.

Л.Р.: Это точно. Голова, прежде всего, рванула.

Ю.К.: Наверное, рванет и при ликвидации проекта. Украинские СМИ цитируют слова начальника Генштаба ВСУ Муженко: «Украина в случае силового сценария в Донбассе потеряет 10-12 тысяч военнослужащих за 10 дней, 3 тысячи из которых убитыми». Еще Муженко говорит, что на 2-3 тыс. убитых солдат будет 10 тыс. погибших мирных граждан. Простите за цитирование всяких упырей, но ещё какой-то эксперт говорит, что «Путин панически боится наступления украинской армии». Они стягивают технику, личный состав. На ваш взгляд: полезут ли всё-таки?

Л.Р.: Силам, которые организовали переворот в Киеве, очень выгодно максимальное напряжение России и военные действия. Единственное, что сдерживает США и их союзников по НАТО, если ВСУ атакуют Донбасс, то, ответ будет очень жёстким, и ВСУ могут не выдержать. Точно не выдержат. Нам придётся самим вмешиваться. Вопрос: готовы ли к этому сейчас США, НАТО, готовы ли вмешаться самим? Считаю, что нет.

Ю.К.: Это неготовность нести потери?

Л.Р.: Неготовность воевать. Понести не только потери, но и поражение. Поражение может изменить ситуацию во всей Европе. Надо иметь в виду и моральный дух натовских войск, и вооружение, боеготовность. Сейчас они всё просчитывают и понимают: «Хорошо бы, если Порошенко начал бы активные военные действия, Россия и так под санкциями, скоро выборы президента, устроили бы стрельбу-пальбу, массовые жертвы, недовольство людей, было бы здорово». 

Но тут идёт второй просчёт: а если русские ответят? Если врежут? Удержатся ли украинцы на этой линии или за Днепр или дальше будут бежать? Кто их останавит? Пушечное мясо — восточные европейцы? Ненадёжны. Венгры вообще не хотят ничего делать. Болгары отказались на натовских учениях стрелять в мишени в виде русских солдат. На кого надеяться? Своих пускать? Немцев, французов? Французы с Мали никак не могут справиться. Проблема. Значит, американцам? Тоже боязно. Тут сложный клубок противоречий.

Думаю, что напряжение, которое постоянно организует Киев, всё-таки возрастет. Но пока американцы и те силы, которые ими руководят, не готовы рисковать большой войной. Им ещё надо много чего сделать. 

Обратите внимание, что в США происходит. Непонятно, есть президент или нет президента? Трамп — президент, клоун или шоумен? Долго его будут терпеть те силы, которые считают, что Америка — хозяин мира? Они не хотят соглашаться с позицией Трампа, который предлагает с кем-то о чём-то договариваться, искать компромиссы.

Ю.К.: На Украине с гордостью заявляют, что создали армию в 250 тыс. штыков и развернули ее на Восток. Выглядит как подготовка к войне… 

Л.Р.: Конечная цель всего, что делают НАТО и США — удар по России. Они ждут удобного момента, когда посчитают, что мы ослабли до такой степени, что по нам можно бить, когда поймут, что если сейчас не ударят, то им каюк совсем.

Ю.К.: Европа насыщается войсками, по периметру границ России подготовой разворачивают т.н. БТГ — боевые тактические группы из частей и подразделений стран НАТО. Главный вопрос: против нас?

Л.Р.: Безусловно, против России. Вся политика двух последних веков направлена исключительно против России. И то, что сейчас делают НАТО и США, это, действительно, подготовка к активным действиям. Единственное, что ещё раз хочу повторить: пока союзники по НАТО в  Европе к таким действиям не совсем готовы. 

С другой стороны, мы постоянно проводим учения, продолжается перевооружение армии. Наша задача — готовиться к ответным мерам и укреплять обороноспособность.

Ю.К.: Россия в ождании Чемпионата мира по футболу, что потребует особых мер безопасности. На этом фоне есть  опасение организации провокаций на украинском направлении. Какую-то шпильку нам захотят загнать.

Л.Р.: Конечно. Подготовка провокаций, в том числе терактов, идет постоянно. Сильное, сплоченное государство способно к самообороне, и никакие провокации его не смогут разрушить. Наша линия — на укрепление государства, обороноспособности и активизацию работы специальных служб. Что, нам не проводить Чемпионат мира? Отказаться от Олимпийских игр, если нам будут мешать и ставить палки в колёса? Можно, конечно, отгородиться, поставить «железный занавес» и сказать, что мы обойдёмся без вас. Но в современном мире это очень сложно сделать. Уже один раз кончилось тем, что за таким занавесом мы и сгнили потихоньку. 

Поэтому нужна активная позиция, активная работа. Нужно, чтобы те, кого мы называем финансовой, промышленной, политической, культурной элитой, больше думали о России. Не о том, какую гадость сказать и написать о России, изобрести какую-нибудь очередную «Матильду» и дразнить русский народ. Нет. Всё должно быть сейчас посвящено России — нашей родине, нашей надежде, как альтернативе западного мира. И тогда мы сработаем. Самое главное здесь, повторюсь, обороноспособность. Это постоянная подготовка, тренировка, чтобы военные люди были готовы к боевым действиям. Враг еще подумается, а стоит ли вообще лезть туда, куда не надо.

Ю.К.: В американском издании «National Interest» о перевооружении российской армии пишут: «Танк Т-72, который стоит на вооружении войск второй линии, представляет не слишком серьёзную опасность для танковых экипажей НАТО. “Уралвагонзавод” выпустил несколько сотен Т-90. Однако с 2010 году не произвёл ни одной машины этого типа. Новейшие Т-14 «Армата» могут оказаться крайне эффективными танками, но очень дороги в производстве. Учитывая, что экономика России зависима от нефти, маловероятно, что Москва сможет постоянно наращивать свой военный потенциал».  И далее, что касается оперативного аспекта. Британская, немецкая, французская армии располагают в общей сложности 692 машинами. В то же время в российской армии всего 550 Т-90, часть из которых находится у границ с Китаем, а Т-14 «Армата» только недавно перестал был прототипом. Следовательно, количество танков не играет большую роль, пишут американцы, а куда большое значение играет количество политической воли. Выходит, первичны дух, воля, а только потом – железо, плоть, и победит тот, у кого сильнее воля в критический момент.

Л.Р.: Это правильно с одной стороны. С другой, очень важно, чтобы эта воля подкреплялась современным оружием. Работа по танкам и другим видам вооружений ведется, но не должна нас успокаивать. Мы не должны говорить: «И так набьём морду любому». Это неправильно. 

Знаете, вот они анализируют и публикуют это в СМИ. Информация имеет двоякую цель. С одной стороны, внести в сердца наших военных, специалистов состояние подавленности: мол, проигрываем по технике и т.д. Но и мы делаем такие же ходы, пишем, что «Томагавки» тихоходны, что будем сбивать их пачками, что американцы должны их переоснастить, модернизировать, что, наверное, близко к истине. В то же время это способ воздействия на американскую аудиторию. Эти публикации – эпизоды информационной войны. 

Руководство России не успокаивается, армия укрепляется. Так достигается постоянная боевая готовность. Эти процессы надо только развивать и перестать вопить о том, что тратим много денег на оборону. Чем больше мы вкладываем в свою оборону, тем надёжнее наше будущее, тем скорее избежим большой войны.

Ю.К.: Американцы говорят о том, что наша (русской стороны, как они говорят) артиллерия на Донбассе проявила себя с хорошей стороны, что практику использования бригад и тактических подразделений более мелкого масштаба стоит перенять у России. «Однако, — пишут американцы, — российской армии не хватает опыта и пехоты, которая есть во многих европейских армиях, солдаты которых прошли Афганистан». Это традиционная недооценка русского солдата?

Л.Р.: Это, по-моему, какая-то глупость. Тут даже не о наших военнослужащих. А кто прошёл через Афганистан, кроме американцев? Ну, хорошо, вот 700 грузин, поляков, болгар охраняли коммуникации, караулили, практически не участвовав в боевых действиях. Только американцы участвовали, англичане немного перепало. Но это очень ограниченное число людей, небольшие подразделения, пехоты не хватит даже на одну развёрнутую атаку…

Что касается наших военнослужащих, то у значительной части есть опыт боевых действий в Афганистане, на Северном Кавказе, в Южной Осетии, Сирии. Настоящий опыт приходит только в ходе боевых действий. Даже опыт, полученный десять лет назад, это все равно опыт войны. 

Ю.К.: Конфликт в Сирии – площадка для обкатки новинок ВПК. Используется спецназ, ВДВ, ССО, морская пехота. Мы преодолели отставание по линии ЧВК. Это, безусловно, обнадёживает. Американцы задаются вопросом, как Россия может представлять собой угрозу, учитывая, что её ВПК рассчитывает на свои силы, а экономика в десять раз слабее, чем экономика ЕС?

Л.Р.: Всё относительно. Что имеется в виду? Мы слабы в ширпотребе, в кондитерской промышленности? Может быть. Но сказать, что у нас слаб ВПК в 10 раз и даже в 2 раза, нельзя. Всё-таки мы на мировом уровне находимся. Оружие у нас покупают. Даже такой близкий союзник США, как Саудовская Аравия желает закупать наше оружие. Поэтому эти разы исчисляют по уровню жизни и по внешнему впечатлению. А мне кажется, что по целому ряду отраслей мы находимся на хорошем уровне.

Ю.К.: Большинство экспертов говорят о неизбежности начала Третьей Мировой войны…

Л.Р.: Транснациональные глобалистские силы пытаются переформатировать мир, используя США как оружие в политике хаотизации. Они большие организаторы всякой подлости и гадости. Но вести мировую войну, думаю, пока не способны. Кто у них там будет воевать? Сексуальные меньшинства? О каких армиях идёт речь? Как они вооружены, какая техника? И самое главное, какие люди будут воевать? 

У нас тоже стоит вопрос о морально-нравственном состоянии населения, но Донбасс показал, что еще много людей, которые готовы за идею биться. И за свою страну будет сражаться большинство населения. А вот там – вопрос. Они готовы идти воевать за уничтожение России, за смену режима, за какую-то демократию? Думаю, в Америке не так уж много людей наберётся, а уж про союзников и говорить не стоит. 

Ю.К.: Они воевать готовы, нажимая кнопки, посылая ракеты. С другой стороны, на Западе считают, что Россия подконтрольна. Кто будет отдавать приказы на нанесение ударов по городам, где дети, внуки, где состояния, где виллы у наших так сказать нуворишей?

Л.Р.: Это несерьёзные разговоры. Ну, хорошо, у пяти тысяч человек дети, внуки. Но нувориши ничего не решают. Решают совсем другие люди. Когда припрёт, нажмут на кнопки …и полетит в Европу. Гарантирую. Никакие миллионеры со своими детьми это не остановят. У Президента дети и внуки — в России. И у ближайших его соратников то же самое. И у вас, и у меня — тоже здесь. В Европе это прекрасно понимают. В своё время об этом было прямо сказано в одном из европейских государств. Мол, до США мало что долетит, что вы выпендриваетесь, русские? А Путин: хорошо, до самих США, может, мало полетит, но столько американских баз, точек, подразделений по всей Европе, во всех странах? Вы нас шантажируете. А мы будем бить по американским точкам у вас — в Германии, в Англии, Франции, Польше, даже в симпатичных странах — в Чехии, Болгарии, Румынии. Симпатичных — бывших наших. В Хорватии, в Словении. Полетит всё.

Ю.К.: Пётр Даваев спрашивает: «Был ли у нас шанс, возможность не вводить войска в Сирию. Может, это целенаправленная провокация по затягиванию России в болото?» 

Л.Р.: Нет, не провокация. В Сирии — линия фронта. Можно, конечно, было отступить. В конце 80-х годов, когда я служил, была очень популярной идея: надо бросить эти восточно-европейские страны. Зачем тратить на них деньги? Наша позиция была — моя и моих коллег, что этого нельзя делать. Это всё равно, что оставить крепостные стены и биться уже в городе. Но получилось, что сдали Восточную Европу, потом — Украину. 

Так что это борьба не только за Сирию, но и за Россию. Слава Богу,  сирийцам помогаем. Если мы там проиграем, следующий рубеж — Кавказ, Крым и Средняя Азия.

Россия всегда была вынуждена защищать свои интересы. Это невозможно делать, только сидя в блиндаже. Как правило, это заканчивается поражением. 

Ю.К.: Прилетит в блиндаж.

Л.Р.: Да, конечно, и всё. Какой-нибудь гад окажется, который начнёт стрелять по своим.

Ю.К.: Пользователь Саня Госдеп: «После развала СССР Америка оказалась без внешнего врага. Исламизм для США — внешняя угроза, позволяющая американцам увеличивать своё влияние в мире»…

Л.Р.: Может и так. Но я хочу сказать, что, несмотря на развал Советского Союза, торжество американцев длилось 5-6 лет. А потом они увидели, что, да, обрезали Россию, но она не только живёт, но и начала восстанавливаться, что неприемлемо для них. Россия — опять альтернативное государство. Опять появились тенденции возрождения военной силы, экономической мощи, в морально-нравственном, духовном плане. У американцев борьба с Россией, может быть, отходила на второй план только до второй половины 90-х гг..

Мы всё равно остаёмся их главной целью. Это нам надо хорошо знать и понимать. Китай – не альтернатива, Китай – экономический, военный соперник, что не так страшно. Его можно, в конце концов, разгромить. Россия всю тысячелетнюю историю и даже в советский период пытается предложить миру совсем другой образ жизни. …Они озверели после Путинской речи в Мюнхене в 2007 году.

Ю.К.: Ещё вопрос: «На Донбассе надо наводить порядок. Гуманитарка разворовывается. Просовковая элита, которая там засела, барыжит этой гуманитаркой, в регионе бардак, люди с трудом выживают». 

Л.Р.: Абсолютно правильно. Про совковую элиту — очень правильно. Постсоветские люди наверху, в руководящих структурах, с такими мозгами, не знают чего и как предложить русским людям на Донбассе, с одной стороны, и ведут себя в связи с этим чисто по-советски. А нужно совсем другое. Оно уже проявилось — Русский мир, Русская весна, Русская идея. Всё складывалось, но по какому-то решению это отменили просто …и всё исчезло. Русские — это народ, который включает себе многие этнические группы, этнические слои, и пока мы не подымем это знамя, в том числе и на Донбассе, ничего хорошего не будет.

Ю.К.: Если возобновятся боевые действия, что десятки тысяч добровольцев из России встанут в строй «за други своя».

Л.Р.: Конечно. Но не надо строить на Донбассе парасоветское образование, оно бесперспективно. Из-за этого проблемы. Фанаты советской идеи закончились. Советский Союз из-за этого развалился, коммунистов не стало, через пару поколений остались циники и приспособленцы. 1991-й год хорошо показал, что никто не был готов на демонстрацию выйти, защищать ГКЧП, обком, райком и партийную ячейку. Все сдались, потому что не было этих людей. А сейчас строят на Донбассе парасоветское образование, без носителей идеи. А русский человек без идеи не будет ничего делать толком. Нашему человеку нужна идея, которая сплачивает, с которой мы идём на смерть.

Ю.К.: Получается, что украинские националисты более мотивированы и последовательны?

Л.Р.: У них есть идея, нацистская идея. Немцы отдавали жизнь за нее, бились до 9 мая в Берлине. Так и здесь. Они смогли собрать значительную часть нации, сплотить большую банду с одной только идеей – «Украина понад усе». Вот эта национальная дурь превыше всего. Но как к ней не относись, это идея. 

Ю.К. Леонид Петрович, каковы перспективы Общества «Двуглавый орел» по продвижению военной истории?

Л.Р.: Военная история – значительная часть нашей истории, потому что вся летопись России – это борьба за самостоятельность, своеобразие, за свой путь, другой, чем во всём мире. Поэтому столько войн. 

Мы собираемся провести активную работу по празднованию 140-летия освобождения Болгарии от турецкого ига. Это не только освобождение Болгарии. Это толчок к получению независимости, а в некоторых странах к укреплению государственности — Сербии, Греции, Румынии. Это была грандиозная война и великий подвиг народа, армии, наших полководцев, незаслуженно забытый и вычеркнутый из нашей истории подвиг. 

Мы будем говорить и о Первой Мировой войне, о забытых сражениях XIX, XVIII и средних веков. Ведь у нас трагедия! Мы всё свели к Великой победе, к Великой Отечественной войне, хотя и о ней тоже мало знаем и мало говорим. Посмотрите, вот названия улиц городов: одни террористы-революционеры. Да если взять только маршалов и генералов Победы и Героев Союза, улиц с их именами единицы. А ведь населенные пункты могли бы украситься этими именами! Нет, у нас  есть террористы — Халтурин, Желябов, Каляев, Перовская, какие-то Люксембурги, Либкнехты, Урицкие, Воровские… Троцкого, слава Богу, уже нет.

На ближайшем всероссийском собрании нашего Общества, которое состоится в начале ноября, возвращение России исторических имен, источрической памяти будет поставлено как приоритетная задача.

 

Ю.К.: Спасибо за беседу.

Источник

Автор: quicknews

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология

Версия для компьютера | Переключить на мобильную версию