Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня понедельник 05 декабря 2016 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Общество

Главная | #Общество | «Пакет Яровой» уходит в Кремль

«Пакет Яровой» уходит в Кремль

Быстрые новости сегодня

Как бы в закручивании гаек в борьбе с терроризмом не сорвать резьбу

«Пакет Яровой» уходит в Кремль

Совет Федерации 29 июня одобрил нашумевший пакет антитеррористических законов, невзирая на множество обращений с просьбой отклонить его. За первый закон антитеррористического пакета проголосовал 151 сенатор, воздержались 4. Второй документ получил одобрение 141 парламентария, 5 были против, воздержались 9 сенаторов.

А накануне пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков напомнил, что у главы государства есть возможность не подписывать вызвавший критику в самых различных сообществах «антитеррористический законопроект», который приняла Госдума в последний день работы перед каникулами. Президент, по его словам, учтет разные точки зрения, в том числе и критику поправок, получивших известность как «пакет Яровой».

Как заверил Дмитрий Песков, Путин «знаком с основными параметрами законопроекта, с процессом обсуждения; знаком с изменениями, которые в ходе дискуссии вносились в этот законопроект».

Не исключено, что на заявление Пескова повлияло обращение, с которым выступил 29 июня глава Президентского совета по правам человека Михаил Федотов, призвавший Совет Федерации отклонить «антитеррористический пакет» — в том виде, в котором он был передан для утверждения верхней палате Федерального Собрания из Госдумы.

Г-н Федотов в обращении так охарактеризовал быстроту, с какой депутаты его утверждали (правда, далеко не все — за спорный «антитеррористический пакет» поправок проголосовали 287 думцев, против — 148, 1 — воздержался):

— Спешка хороша при ловле блох, а не при создании законов.

Михаил Федотов предложил законодателям вернуться к этому документу уже после выборов в Госдуму.

Единственным сенатором, который также предложил перенести рассмотрение скандальных законов, выступил Антон Беляков — бывший депутат ГД от «Справедливой России». Однако Совет Федерации не стал исключать их из повестки заседания, прошедшего в эту среду.

Днем ранее, 28 июня, бывший президент Татарстана, а ныне государственный советник республики Минтимер Шаймиев также усомнился в разумности многих положений «пакета Яровой» и предложил сенаторам от республики выступить против него во время обсуждения 29 июня в Совете Федерации. Пакет, убежден Шаймиев, должен обсудить уже новый состав Госдумы, который будет сформирован после осенних выборов 18 сентября 2016 года.

— Я прошу поручить нашим представителям в Совфеде выступить с предложением воздержаться от его одобрения, — сказал Шаймиев на заседании Госсовета республики. Бывший глава Татарстана отметил «неточности», которые содержит документ, — особенно в части регулирования миссионерских организаций, и невольно солидаризировался с Михаилом Федотовым, указав, что пакет был принят «в спешке».

Тем не менее, несмотря на все эти сигналы, спикер верхней палаты Федерального Собрания Валентина Матвиенко, в преддверии рассмотрения в верхней палате парламента законопроекта, с непреклонной уверенностью (разве что без просящихся в тему слов «ну куда они денутся!») высказалась, что, «скорее всего, сенаторы одобрят «антитеррористический пакет». Что, собственно, и случилось.

При этом Валентина Ивановна сослалась на мнение профильного комитета Совета Федерации, который в своем заключении выделил, что новация Яровой — Озерова «не нарушает никакие нормы Конституции». Любопытен дальнейший аргумент г-жи Матвиенко: если бы пакет нарушал эти нормы, «то мы, как верхняя палата, не имели бы права принимать такой документ».

…Четырьмя днями ранее бывший сотрудник американских спецслужб, не по наслышке, что называется, знакомый с современными коммуникационными технологиями, Эдвард Сноуден так прокомментировал в своем аккаунте в Twitter происходящие «продавливание» скандального пакета:

— Новый российский закон о «Большом брате» — невыполнимое, несправедливое попрание прав, которое не должно быть подписано. Закон отнимет деньги и свободу у каждого русского, не увеличивая безопасность.

Сноуден полагает, что требование хранить контент на протяжении 6 месяцев будет абсолютно неисполнимым для небольших интернет-провайдеров, а крупные телекоммуникационные сети будут вынуждены кратно поднимать тарифы на свои услуги.

К слову, уже после принятие пакета Советом Федерации сотовые операторы заявили, что цены на их услуги вырастут в 2−3 раза. Экспертный совет при правительстве РФ подсчитал: каждому оператору придется потратить не менее 200 млрд руб. на создание дата-центров (ЦОД) и закупку оборудования.

— На операторов связи, — как собственно, на IT-индустрию в целом, — накладываются новые, весьма дорогостоящие обязанности, издержки которых, как нетрудно догадаться, будут покрываться за счет потребителя, — считает депутат Государственной думы четырёх созывов, председатель Союза потребителей Российской Федерации Петр Шелищ. — Другого способа решения проблемы в подобной ситуации никто пока не находил. Все войдет в цену.

«СП»: — Какой-либо прогноз по росту тарифов за пользование Интернетом или телефоном вы можете дать?

— Дело в том, что услуги телефонной связи, скажем так, малоэластичны — в плане изменения цен. Это можно сравнить с ценами на сигареты — для курящих людей. Будут дорожать сигареты — курильщик просто будет меньше тратить из своего кармана на все другое, но курить не бросит. Так и здесь. Я плохо себе представляю, что сейчас в связи с реализацией данного пакета люди станут меньше разговаривать по телефону, меньше общаться по электронной почте, меньше будут посещать различные сайты, и т. д. Все это стало неотъемлемой частью их образа жизни. А это значит, что у них сократятся средства на другие нужды, то есть изменится структура потребительского поведения. Я пока не готов сказать, как это отразится на рынке, но что касается самочувствия операторов, которые продолжают пребывать в шоке от закона, то я готов согласиться с ними, что вынужденные их расходы в связи с этим будут просто сумасшедшими.

— Любой законопроект, конечно, содержит обоснование, — говорит замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. — Яровая и ее эксперты должны были представить эти обоснования; и они их, безусловно, представили как продиктованные соображениями безопасностью государства. А уж экономические издержки этого обеспечения — понятие в данном случае производное. Потребители, без сомнения, получат дополнительный и весьма неприятный рост цен.

— «СП»: — Интересная позиция вырисовывается у государства. Оно не только способствовало появлению подобного рода законов, — оно напрямую организовало их разработку и ратификацию. И теперь оно, создав кучу новых проблем для россиян, — тем более в кризис и в пору предвыборной кампании, — невинно отходит в сторону

— Государство, если его рассматривать по старой советской формуле «Государство — это мы», тоже пострадает. Если же подразумевать под государством отдельную корпорацию, то оно не пострадает никак. Бюджетных расходов реализация закона также не коснется, поскольку ведущие операторы связи в России — это частные компании. Но, конечно, развитию частного бизнеса принятые меры — в любом случае — способствовать не будут.

«СП»: — В чем это, на ваш взгляд, может проявиться на практике?

— Это проявится лишний раз, прежде всего, в непреодоленном монополизме наших связистов. У нас — ограниченное число игроков на отраслевом рынке. Было бы хотя бы 20 -25 коммуникационных компаний, а у нас их, насколько известно, не больше 5. Разумеется, производителям и поставщикам услуг связи легче будет договориться друг с другом, переложив всю убыточность нововведения на плечи пользователей, то есть на всех нас.

Что касается инвестиционной привлекательности в стране, то любое ужесточение законодательства и усиление роли государства имеет двойственное влияние на инвестиционный климат. С одной стороны, инвесторы ценят тишину и спокойствие в той стране, куда они вкладывают деньги. И если в ней далеко до беспорядков и всяких волнений, то инвесторы смело идут в нее, — порой как бы закрывая глаза на автократический режим, который в ней господствует. В мировой практике нередки примеры, когда автократии вполне способны создавать благоприятный инвестиционный климат. Тот же Китай — тому один из самых ярких примеров: огромные инвестиции при совершенно недемократичном правлении.

С другой стороны, нужно понимать, что современные инвесторы, тем более инновационного плана, — люди позитивные, и одним из факторов инвестиционной активности является создание креативного класса. Значительную роль в создании инновационных кластеров играют такие понятия как свобода выражения, свобода мысли.

В 90-е годы мы снижали роль государства во всем — до предельно низкого уровня; потом маятник качнулся в противоположную сторону, и нынешняя гипертрофированная роль государства в экономике и обществе очень часто становится тормозом развития.

Источник

Автор: Виктор Соколов

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология