Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня среда 23 ноября 2016 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Общество

Главная | #Общество | «Прогрессивная шкала — это элемент баланса». Роберт Нигматулин: в кризис надо не госбюджет урезать, а изъять долю у богатых цивилизованными налогами

«Прогрессивная шкала — это элемент баланса». Роберт Нигматулин: в кризис надо не госбюджет урезать, а изъять долю у богатых цивилизованными налогами

Быстрые новости сегодня

Роберт Нигматулин: в кризис надо не госбюджет урезать, а изъять долю у богатых цивилизованными налогами

Элементы планирования и расчета, сколько стране нужно металла, электричества, пластмасс, удобрений, семян, да, в конце концов, просто картофеля давно позабыты в России.

Либеральные реформаторы поставили во главу угла свободный рынок, который оказался мифом и по факту ничего не отрегулировал. Наши рынки сданы, магазины наполнены импортом, сами мы мало чего производим.

Недавно я услышала о системе позволяющей покончить с таким ходом дел. «Чудо-система» призвана не только планировать развитие отраслей, но и просчитать выгоду вложения средств в ту или иную отрасль. Кстати, система эта не новь, а давно забытая истина. Сегодня ее используют все развитые страны, работала она и при Советском Союзе.

Роберт Нигматулин

Роберт Нигматулин

Речь идет о межотраслевых балансах, о необходимости которых ярко заявили на первом заседании Совета по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России в ТПП. Тогда идею поддержали многие руководители предприятий, ассоциаций и люди бизнеса. Поднял вопрос Роберт Нигматулин, мой сегодняшний гость, академик РАН, директор Института океанологии им. Ширшова. С ним и поговорили о различных балансах, затронули тему зарплат, покупательной способности, тему «образованности» правительственных экономистов, а также поговорили о том, надо ли заставлять ребенка учиться.

«СП»: — Роберт Искандерович, в серии моих интервью я прошу гостей рассказать не столько том, как плохо мы живём, а о том, что надо делать, чтобы жить иначе, желательно лучше.

— Извечный русский вопрос — что делать? Одна из моих рекомендаций профессорам и академикам, изучающих социальные и экономические проблемы — ответить на вопрос: чтобы ты сделал в первую очередь, если бы был президентом России?

«СП»: — Вы руководите большим коллективом. У вас в штате 1200 человек. Все работают здесь?

— В Москве — 600 человек, остальные в филиалах. В Калининграде, в Санкт-Петербурге, в Архангельске, в Геленджике. Также у нас большой филиал в Астрахани.

Модель экспедиционного судна Келдыш, которое используется институтом в исследованиях (Академик Мстислав Келдыш, Калининград) (Фото: автора)

Модель экспедиционного судна Келдыш, которое используется институтом в исследованиях (Академик Мстислав Келдыш, Калининград) (Фото: автора)

«СП»: — Вы часто говорите о межотраслевых балансах, которые сейчас не делают в России, но делают во всех развитых странах мира. Что это такое? Почему эти балансы так важны?

— Межотраслевой баланс предложил Василий Васильевич Леонтьев в конце 20-х годов. Это математический инструментарий, который позволяет дать картину структуры экономики и её эффективности по отраслям. В то время рассчитывали 60 отраслей. Сейчас в связи с компьютерными технологиями — более 200 отраслей. Статистические данные о производстве и межотраслевых связях математически перерабатываются и «вбиваются» в матрицу производственных затрат. Это выглядит как таблица. Например, 240 строк на 240 столбцов. Причем сегодня делают даже мировой баланс со страновыми подматрицами.

Эта матрица позволяет понять структуру экономики для грамотного вложения средств в ту или иную отрасль, в той или иной стране. Сравнивая матрицы производственных затрат в разных странах, можно судить об уровнях затрат на производство товаров. По ней можно сразу увидеть, что конкретные инвестиции принесут стране. Простой пример, допустим, вы подняли цену на электроэнергию и вам нужно знать, как это скажется на производстве самолётов. Помимо затрат на электроэнергию на авиационном заводе, электроэнергия тратится на производстве металлов, пластиков, приборов и прочего. Матрица позволяет увидеть изменение себестоимости продукции в связи с повышением электроэнергии. Или, например, повысится цена на газ, и по всем отраслям можно сразу увидеть, насколько вырастет стоимость того или иного продукта. Также можно увидеть, какая доля затрат пойдет на науку. Потому что наука нужна не только в проектировании самолётов, но и в создании новых материалов, приборов и прочих элементов.

После развала Советского Союза у нас межотраслевой баланс не делают. Во-первых, это сложно. Нынешние руководители экономикой не имеют нормального теоретического образования. Дело дошло до того, что даже представители экономического факультета МГУ сказали, что межотраслевой баланс нужен только при социализме, а в рыночной экономике бесполезен. Большего вздора я не слышал! При этом все страны его делают!

Межотраслевой баланс рассматривался как некий элемент планирования. Над этим работали целые институты. А у нас о планировании только сейчас заговорили… Конечно, планировать, сколько нужно тюбиков зубной пасты, не следует, но сколько стране нужно металла, сколько нужно электроэнергии и так далее — это необходимо. Приведу простой, но показательный пример. Наш президент Владимир Путин в 2009-м году сказал, что мы построим 32 атомных блока. Это ему так «советники» сказали. Мой брат Булат Нигматулин, экс-заместитель министра по энергетике возразил, что максимум — восемь. Итог — к 2020 году будут построены шесть блоков. Вот какие ошибки в планировании.

Люди, управляющие нами сегодня, имеют примитивное экономическое образование, хотя у многих по два диплома. Когда я был президентом Академии наук в Башкортостане, мы пытались сделать межотраслевой баланс для Башкирии. Но если я в статистическое управление республикой обращался официально, то все данные закрывались. Мы добывали необходимые цифры только по знакомству, т.е. по блату. Сделали баланс и обнаружили много чего интересного. В частности, обнаружили, что 30% башкирской нефти куда-то исчезают, что такие-то заводы в 30 раз увеличили потребление меди. Понятно, что они не потребляют эту медь, а превратились в торговые конторы, перепродающие этот металл и так далее.

Фото: автора

Фото: автора

«СП»: — То есть межотраслевой баланс вскрывает подноготную?

— Да, он вскрывает и пороки, и достоинства.

«СП»: — После таких данных вас никто не поддержит. Я говорю о правительстве.

— Так оно не только не поддерживает, оно даже не понимает, что это такое и какова его значимость. Помимо межотраслевых есть более крупные балансы, с помощью которых, например, можно определить какая доля ВВП должна приходиться на зарплаты трудящихся. Потребление состоит из отечественной продукции и импорта. И то, что мы произвели, должно быть выкуплено. Значит, у народа должна быть достаточная заработная плата, чтобы себе это позволить. Опыт показывает, что минимальная зарплата должна быть примерно как стоимость 1000 литров бензина, а средняя — две минимальных. Поэтому минимальная зарплата в России должна быть около 35 тысяч рублей, а у нас 50% населения получает зарплату менее 20 тысяч рублей. Низкая покупательская способность давит на простые социальные товары. В результате те, кто производят бензин — перефинансированы, руководители этих компаний покупают дома и квартиры в Лондоне, а те, кто производят простые продукты — недофинансированы. А значит, российский крестьянин не может купить трактор и другую технику, проводить работу по семеноводству, не может купить удобрения и так далее. Поэтому зарплату предлагается повышать не для того чтобы человек больше кушал, а для того чтобы он оплачивал продукцию по сбалансированным с затратами ценам.

Еще один баланс — это фонд оплаты труда, который должен примерно составлять 60% от ВВП. А у нас он — около 40%. Во всех социальных государствах социальные расходы составляют 25% от ВВП, а у нас — 10%. А для этого государственный бюджет должен составлять не 30% как сейчас у нас, а 50% как во всех европейских странах. Тогда госбюджет и сможет выделять 25% на социальные расходы. А у нас здравоохранение, образование, наука и культура недофинансированы. Вот за этими ключевыми цифрами надо смотреть, и объяснить это действующим экономистам невозможно!

Единственный двигатель экономики — это покупательский спрос, который определяется фондом оплаты труда.

«СП»: — Вы предлагаете, чтобы Путин пришёл завтра на работу и сказал, — всё поднимаем всем зарплаты!

— Нет, не так примитивно. Сначала надо разобраться, где дисбалансы. В частности, посмотреть статьи расходов по бензину. Сверхбольшие доходы надо уменьшить. У нас 0,5% семей имеют доход миллион долларов в год. Во всём мире с таких доходов платятся налоги размером около 50%. Если с этих денег взять всего лишь треть, то у нас уже на социальные расходы бюджет будет в полтора раза больше. Прогрессивная налоговая шкала — это элемент баланса. Поэтому государство должно включить «баланс» руководителям со сверхдоходами, — или он будет платить государству, или повысит зарплату своим работникам и будет инвестировать.

В Советском Союзе мы производили 1800 самолётов, многие были военными, конечно, но гражданскими самолётами мы себя обеспечивали. Сейчас мы все гражданские самолёты покупаем, за исключением Sukhoi Superjet, который, впрочем, на 80% состоит из иностранной начинки. А сколько у нас пассажиров, — 80 млн. А в Америке — 800 млн. Там на душу — 2,5 полета в год. А у нас — 0,6 полета в год, и то, в основном, это командировочные. Поэтому пока учитель, врач, простой трудящийся раз в год не сможет на свои деньги слетать в отпуск внутри России туда и обратно, самолётов много и не нужно! Поэтому будем продолжать закупать их. А если будем закупать, то не нужны авиаконструкторы, конструкторские бюро и так далее, и так далее. В результате деградирует общество. Вот так работает оплата труда.

Потому что даже в хлебе есть инвестиционная компонента, в которую включена стоимость комбайна, трактора, труда крестьянина. Главный инвестор — не банкир, а народ, получающий сбалансированную заработную плату. Об этом всегда говорил академик Дмитрий Семёнович Львов, выдающийся экономист, у которого я многому научился. Академик Леонид Иванович Абалкин говорил, что единственным двигателем рыночной экономики является покупательский спрос.

«СП»: — Проправительственные экономисты постоянно ошибаются в прогнозах. То они не видят стагнации, то они ищут «дно», то будут писать новые программы, хотя их предыдущие провалены. В чем их проблема сегодня? Вот Кудрин, например, экономист, по-вашему?

— Каждый квартал ко мне приходит мой главбух и заставляет подписывать пачку страниц финансово-балансового отчёта. Мы с ним приходим в ужас! Когда идешь в вышестоящие организации с этой проблемой, они говорят, — мы не виноваты, это Минфин. Ну что я могу ждать от Кудрина, если при нём была создана эта система?!

При прямых встречах с Путиным все жалуются на сплошные проверки. Вот у нас тут рядом приемная, которая непрерывно занята проверяющими комиссиями. Восемь-девять проверок в году, и никто их остановить не может. Налоговая, Счётная палата, пожарные, сертификационные комиссия, экологическая комиссия и пошло и поехало. Господа, займитесь, наконец, доходами миллиардеров, — измените налоговую систему. Я часто прихожу к выводу, что нынешнее правительство не способно руководить нашей экономикой и вывести страну из кризиса. Это проблема недостатка экономического образования и экономического интеллекта.

Фото: автора

Роберт Нигматулин. Фото: автора

«СП»: — Что же делать?

— В кризис надо не ужиматься, не госбюджет урезать, а изъять долю у богатых цивилизованными налогами. Перевести это в средний и бедный класс, тогда товары будут раскупаться. Генри Форд понял: чтобы его автомобили покупали, нужно поднять зарплату рабочим. И он это сделал, и стал богатеть за счёт массового производства. Поэтому на самом деле это и в интересах богатого класса, если он хочет созидательно работать.

«СП»: — С кого конкретно вы предлагаете изымать деньги?

— С личных доходов. Я ни в коем случае не предлагаю раскулачивания. Во времена Эйзенхауэра налоги с финансовых операций супербогатых людей доходили до 92%. А сейчас даже в Америке обходят эти законы и платят недостаточно, поэтому в Америке сейчас кризис.

«СП»: — Цитирую вас же: «Если у вас кризис, то не надо экономить на народе, а надо в него вкладывать, чтобы он покупал». Что должно сделать государство? А также товары каких производителей должны покупать люди: отечественные или зарубежные? Или это не влияет на экономику?

— Надо сбалансировать цены, то есть принять экономические меры, чтобы какие-то цены уменьшились, а какие-то увеличились. Это сложная работа. И работать по этой схеме намного сложнее, чем работают сейчас. Надо поддерживать своего производителя и стимулировать покупку товаров российского производства.

К сожалению, не думаю, что наше правительство на это способно. Ну как я могу ему доверять, если оно во главе с первым вице-премьером подписало документ об изъятии 100 га земли у Тимирязевской академии. И даже ректор подписал! Сейчас такая же угроза находится над зданиями наших академических институтов. Сталин, «тиран», открывал научные центры в Казани, в Уфе, в Дагестане, в союзных республиках, в регионах! Открывал, чтобы создать науку, чтобы её развивать. А сейчас доля ВВП, идущая на науку, у нас самая низкая среди европейских стран. Это очень характерный для действующего правительства уровень мышления. И это беда.

«СП»: — Мы часто слышим о том, что снизился интеллектуальный уровень нашего народа. Как реабилитировать? Какие действия предпринять?

— Надо вкладывать в образование. В нашей конституции записано, что мы социальное государство. В таком государстве 25% ВВП должно тратиться на социальные нужды: на здравоохранение, образование, науку, культура. У нас тратят всего 10% ВВП. Вот Вам и приоритеты.

Например, смертность сильно связана с затратами на здравоохранение. Сейчас у нас смертность начнет расти, потому что сократили затраты на медицину. Всё это видно на примере графика в моей книге. В 90-е годы смертность составляла 9,5−10 на 1000 жителей. Потом пришли реформаторы, и смертность стала 16. Потом пришла Татьяна Дмитриева, замечательная женщина, которая добилась увлечение бюджета на здравоохранение, и сразу смертность упала до 14. Потом была чехарда министров, потом один безынициативный, и смертность возросла до 16,5. Потом пришёл Зурабов, никакого отношения к медицине не имеющий, но для своей отрасли начал добиваться увеличения финансирования и сразу смертность упала. Потом пришла Голикова из министерства финансов с инстинктом увеличить на свою отрасль, и смертность снизилась до 13. Сейчас руководит врач, член-корреспондент, но не бьется за бюджет. Думаю, что смертность будет расти.

Роберт Нигматулин

Роберт Нигматулин. Фото: автора

«СП»: — Надо ли заставлять ребенка учиться?

— Обязательно! Обязательно надо! Отец Паганини заставлял и даже поколачивал своего талантливого сына, и сын стал великим Паганини. За ребёнком надо следить, его надо убеждать. Как говорится, — и кнутом и пряником. Ему надо объяснить, что если ты будешь плохо учиться, то ты обрезаешь себе пути в жизни. Также у нас все должны изучать синусы, косинусы и тангенсы, в отличие от американской идеологии, где пропагандируют то, что не всем нужны синусы, что если этот ребенок станет таксистом, то это лишняя информация. Я уверен, что изучив синусы, ребенок развил себе мозги. И это главное.

«СП»: — А Вы своих детей заставляли учиться?

— А как же! Внушения делал, объяснял. Но в моей среде было легче. Я, например, каждый день видел, как мой отец работает, что он утром уходил на работу, а вечером приходил. Мои дети также видели, что я с утра до вечера, и даже если сижу дома, то работаю. Во главе угла должно быть такое правило — нужно учиться! И должно быть стимулирование отличной учёбы.

А в Америке говорят, что если ты работаешь в такси, то тебе синусы и косинусы не нужны. Ни в коем случае нельзя это копировать! В Америке другая сильная сторона — если ты талантлив, то ты можешь добиться бесплатного образования в лучших университетах страны.

У нас в русской культуре всегда были подсказки, да и списывание. В Америке это запрещено.

«СП»: — Так вы «за» или «против» списывания?

— Я против. Когда я преподавал в Америке, я был просто поражен. Представьте, даете одинаковую контрольную работу 100 абитуриентам, и никто даже попыток не делает, чтобы списать. Домашнее задание, которое определяет треть вашей оценки, также не списывается. Это считается как воровство. Студент подписывает кодекс чести, что не спишет и не даст списать. Более того, если он увидит, что другие списывают, то обязательно сообщит об этом.

«СП»: — Это нормально, по-вашему?

— Для меня, конечно, это парадоксально, но я уже привык.

«СП»: — А что молодежи делать? Как реализовать себя?

— Совсем молодым нужно изучать математику и языки. Это лучше, чем гонять балду и терять время. Надо учиться, учиться и учиться.

«СП»: — А тридцатилетним?

— Сейчас очень много тридцатилетних потерянных, причем с образованием всяких коммерческих вузов. Им надо хвататься за работу и работать, работать, работать.

И ни в коем случае не идти на поводу, что сегодня дети перегружены. Вот сколько я живу, например, у моих двоюродных братьев и сестер, которые старше меня на 4−5 лет, школьная программа была гораздо тяжелее, чем у меня. Моя программа была уже проще, у моих детей — ещё проще. Сегодня идёт упрощение образования, и это беда. Учиться должно быть тяжело, это преодоление. Тяжело, тяжело, но нужно преодолевать. Даже в Советском Союзе с каждым годом пресс образования ослабевал, поэтому мы развалили страну.

Я не могу изменить экономический порядок в стране, но призвать учиться я могу. Также порекомендую учить не только языки, но и стихи, и прозу, память это наше все!

Источник

Автор: Донбасс новости

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология