Регистрация

Авторизуйтесь через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени



Регистрация


Сегодня понедельник 25 июня 2018 года

Знаменитости


Происшествия


Планета


Спорт


Рубрика: #Планета

Главная | #Планета | Теперь против русских

Теперь против русских

Быстрые новости сегодня

Глубокую тревогу у любого непредвзятого наблюдателя вызывает муссируемая в последнее время тема о вводе некоей «миротворческой миссии» ООН на территорию восточной Новороссии, конституированную сегодня в форме Донецкой и Луганской народных республик.  

Воспользовавшись российской инициативой о предоставлении размещенным в зоне украинско-донбасского конфликта наблюдателям ОБСЕ вооруженной охраны, подмандатной ООН, кураторы киевского режима незамедлительно обнародовали план окончательного подавления национально-освободительного движения народа Новороссии. Надежды «коллективного Запада» и его майданных сателлитов связываются с полной ликвидацией венной и политической систем, сложившихся в подконтрольных повстанцам регионах Донбасса. Вероятная внешняя оккупация ДНР и ЛНР преподносится как «миротворческая операция» ООН, что должно усыпить общественное мнение в России, да и в некоторых европейских странах, народы которых еще не утратили историческую память о катастрофах двух мировых войн. 

Между тем, планируемая операция международных сил имеет под собой весьма проработанную идейную и методологическую платформу. Обыденное сознание в России и за рубежом по-прежнему связывает с решениями или действиями, санкционированными Организацией Объединенных Наций, такие характеристики как «непредвзятость», «нейтральность» и «соответствие международному праву». На деле миротворческая деятельность ООН достаточно давно подверглась полномасштабной ревизии, принципиально преобразив свое предназначение и функциональные задачи. 

Операции «голубых касок», имевшие место в середины 1990-х гг., получили среди экспертов наименование «миротворчества второго поколения». Если в период «холодной войны» присутствие в районах конфликтов легковооруженных миротворческих контингентов было возможным только с согласия всех сторон противоборства, а их задачи не распространялись на вмешательство в политический процесс стран пребывания, то к ХХI столетию ситуация кардинально изменилась.  

Очень часто, активное вмешательство миротворческих сил ООН в конфликты приводило либо к полному хаосу и воинствующей анархии, как в Сомали, либо влекло за собой безусловное политическое поражение одного из лагерей, вовлеченных в вооруженную борьбу. Примером может служить позиция, занятая миротворческими организациями и «голубыми касками» в урегулировании конфликта в Сербской Краине и Боснии и Герцеговине в первой половине 90-х годов, где явно ущемленными оказались интересы государственных образований сербов. 

Во-первых, миротворческая деятельность в ХХI столетии предполагает применение методов вооруженного насилия, предусматривая не только разъединение воюющих сторон, но и «операции по принуждению к миру». При этом до настоящего времени не решена принципиальная проблема об определении юридических границ между принуждением к миру и полномасштабной войной.  

Во-вторых, миротворчество приобрело идеологизированный и политически ангажированный характер, будучи нацелено на такое умиротворение, которое, в конечном итоге, приводит к подавлению антагонистов атлантических держав.  

В-третьих, усилия миротворцев во многих случаях игнорируют принцип национального суверенитета, включая изменение государственного строя тех стран, где размещаются военно-гражданские миссии ООН. Об этом следует помнить энтузиастам приглашения ооновских войск и чиновников в Донбасс в парламенте и правительстве Киева. Нет гарантии, что начав с Новоросии, патронируемые Западом миротворцы через какое-то время не обратятся к идее переформатирования и других некогда украинских территорий, например, Северной Буковины, Закарпатья и Южной Бессарабии. 

В-четвертых, субъектами миротворчества все чаще становятся организации, изначально созданные в интересах военной политики, — прежде всего, НАТО и создаваемые под его эгидой временные альянсы и коалиции. 

Наращивание вооруженного потенциала ООН берет свое начало с доклада Генерального Секретаря организации Б. Бутроса-Гали, опубликованного в сентябре 1992 г. под названием «На повестке дня — мир». Его наиболее важными тезисами были констатация необходимости прямого вмешательства миротворцев в конфликты, стремление вывести Совет Безопасности ООН за его уставные прерогативы: поддержание мира и безопасности. Помимо прочего, миротворческие силы брали на себя обязанность по обустройству социально-политической (!) системы районов, ранее охваченных вооруженным противостоянием. Наиболее масштабной акцией того периода стала военно-воздушная операция «Освобожденная сила» против боснийских сербов, проведенная войсками НАТО по согласованию с командованием миротворческого контингента ООН в августе-сентябре 1995 г.

Постепенное расширение функций ООН на Балканах и «размывание миссии» миротворцев привели к милитаризации ее присутствия в регионе. На протяжении следующего десятилетия теоретически и юридически обосновывалась необходимость наращивания военного потенциала миротворческой деятельности. При этом руководство ООН, фактически признав легитимность вмешательства в конфликты на территории «несостоявшихся государств», благодаря позиции России и Китая воздержалось от поддержки открытых агрессий против полноправных членов международного сообщества — Югославии (1999 г.) и Ирака (2003 г.). 

Однако позиция ООН отнюдь не предотвратила агрессий против указанных государств, а спустя восемь лет Объединенные Нации фактически санкционировали погром Ливийской Джамахирии.  

Все это время по инициативе атлантического блока в бюрократическом аппарате ООН интенсивно велась методологическая работа, нацеленная на поиск оснований для ниспровержения одного из краеугольных камней системы международных отношений — доктрины национального суверенитета. Итогом ее деятельности стало представление доклада, получившего название «Ответственность по защите» («Обязанность защищать»), опубликованного в 2001 г. Именно в нем содержался призыв наращивать потенциал миротворческих подразделений для оказания давления на «сторонников насилия» в конфликтах. Миротворческим силам предлагалось придать характер полноценных вооруженных формирований, обладающих собственной инфраструктурой, командованием, разведкой. В дальнейшем озвучивались и идеи создания постоянной армии, подчиненной Совету Безопасности ООН. 

Подразделениям миротворческих миссий ООН предоставлялись полицейские и административные функции, вплоть до организации управленческих институтов и проведения избирательных кампаний. Теперь все это планируют внедрить и на многострадальной земле Донбасса.  

Следует помнить, что одобряя военные операции на территории независимых государств, руководство ООН не озаботилось выработкой действенных механизмов противодействия нарушениям мандата организации со стороны тех, кто эти акции непосредственно реализует. 

Обновленная стратегия ООН в сфере миротворчества находит выражение в двух основных вариантах. В первом случае организация санкционирует военное присутствие в конфликтных зонах других международных объединений или коалиций государств. На Балканах в 90-е годы и на Ближнем Востоке в первом десятилетии ХХI столетия мандат ООН предоставлялся субъектам, которые уже разместили в регионах напряженности свои воинские контингенты и нуждались в легитимации собственного военного и политического присутствия. 

Другим вариантом реализации «миротворчества нового типа» является прямое участие «голубых касок» ООН в боевых действиях: руководство ООН использовало для этого пребывающий в его временном подчинении военный контингент. Первым примером подобного рода стало участие миротворцев ООН в вооруженном противостоянии между претендентами на пост президента Кот-д’Ивуара весной 2011 г., в чем были замечены французские и украинские части и подразделения.   

При этом организация не обладает возможностью контролировать исполнение своих решений, не имеет политической воли для противодействия использованию постановлений международного сообщества в целях реализации идеи установления «нового мирового порядка». 

При этом Организация Объединенных Наций постоянно испытывает давление со стороны адептов глобализации, усматривающих в идее миротворчества потенциал для дальнейшего продвижения своей военно-политической экспансии. Под давлением транснациональной атлантической элиты ООН пересматривает принципы миротворчества, придавая им содержание, устраивающее современных претендентов на мировое господство. Есть основания полагать, что метод «миротворчества второго поколения», в случае его распространения на решение конфликта в Донбассе, станет оружием в руках тех, кто политически и идейно стремится  низвергнуть Русский мiр.    

Не должны вводить в заблуждение ни официальные дипломатические декларации, ни кадровый состав привлекаемых к возможной операции в Донбассе контингентов. Общая логика рассмотренных военно-политических акций такова, что даже представители армий формально нейтральных государств неизбежно окажутся вовлечены в стратегию подавления освободительного движения Новороссии.  

Наиболее пагубным последствием вероятной псевдомиротворческой акции станет тот факт, что став реальностью, она окажется первым примером вооруженного решения военно-политического конфликта на постсоветском пространстве без непосредственного участия Российской Федерации. Не возникнет ли когда-либо, пусть и в отдаленном будущем, соблазн распространить этот пример уже и на территорию нашей страны? 

Только твердая воля российского «политического класса», подкрепленная демократически выраженным патриотическим общественным мнением и взвешенными экспертными оценками, способны остановить маховик очередной геополитической провокации в ближнем зарубежье России.

Источник

Автор: quicknews

0 отзывов

Выскажите свое мнение по поводу прочитанного. Новость была интересной?


Авторизуйтесь через соцсети:



Интересное

Военные конфликты

Видеоновости

Общество и социология

Версия для компьютера | Переключить на мобильную версию